Интервью чемпиона России 2015 года Евгения Томашевского (Э.Кублашвили, РШФ )

Авг 25, 2015

Чемпион России ответил на вопросы Этери Кублашвили

– Женя, поздравляю с победой!

– Спасибо.

– Понятно, что настроение от результата у тебя отличное, но доволен ли ты игрой, которую продемонстрировал на Суперфинале? Выполнил ли все поставленные задачи?

– Да, доволен показанной игрой и зарядом энергии, настроем на борьбу, который я демонстрировал по ходу всего турнира. Где-то у меня, конечно, случались ошибки, не без этого. Были опасные моменты в первом туре и в нескольких последующих, но в целом, мне кажется, я играл в содержательные и интересные, боевые шахматы, старался действовать активно, сам создавал себе шансы. Я думаю, что показал хорошую игру.

– Какая партия наиболее интересная в творческом плане?

– Мне понравились и больше всего запомнились все выигранные партии, каждая по-своему. Это были разные жанры, разная степень безошибочности и так далее. Также понравилась партия с Сергеем Карякиным, где он был настроен очень серьезно, но мне удалось не уступить ни пяди пространства в сложных маневрах.

– Благодаря чему на сей раз удалось выиграть Суперфинал?

– Мне хотелось бы верить, что это результат той работы над собой, которую я планомерно провожу в течение нескольких последних лет. Я об этом говорил и после победного этапа Гран-при в Тбилиси, который, можно сказать, был первой крупной ласточкой, а может быть, даже не ласточкой, а птицей покрупнее…

– Если Тбилиси, то орел скорее!

– Да. В целом, тогда я почувствовал, что могу играть на высоком уровне. Очень хотелось подтвердить это и в нашем внутреннем соревновании, учитывая, что мой лучший результат в Суперфинале – это бронзовая медаль, и то он был достигнут восемь лет назад.

– В Чите играло очень много молодых участников. Происходит смена поколений?

– Я бы не торопился говорить о смене поколений. Этот вопрос вообще, мне кажется, требует более серьезного осмысления, более обстоятельного разговора. Мне кажется, такие авансы, раздаваемые молодым, только создают им дополнительное давление. Когда молодые докажут свою силу, тогда и поговорим.

Что касается состава, то все те, кто хотел и мог принять участие, в Чите играли. Очень много высокомотивированных молодых игроков и некоторое количество признанных звезд. Я бы ни в коем случае не стал этот состав принижать: здесь каждый мог «выстрелить». Если переиграть этот турнир, то результаты могли оказаться совершенно другими.

– Ты приехал сюда из Хабаровска?

– Да.

– А в Хабаровске оказался после матча Китай – Россия. Как мы знаем, Сергей Карякин «не дал шансов» поиграть другим участникам команды. Как этот матч прошел с точки зрения не игравших участников?

– Вообще, мы с супругой Лидой уехали из дома 14 июля. Сначала побывали в Европе, затем заехали на македонскую лигу, а потом отправились в Китай, вместе болели за Сергея. Мы на самом деле были очень рады его выступлению, ведь в таких матчах главное – результат, и чем он убедительней, тем лучше. Абсолютно не было какого-то расстройства из-за того, что не удалось сыграть. Всё это время я накапливал энергию, заряжался позитивом, готовился, настраивался и, что немаловажно, акклиматизировался. Приехав в Читу, первые дни я спал с двенадцати до девяти – такого режима в своем исполнении что-то не припомню! Вплоть до случая с едой у меня вообще был идеальный график и состояние. Потом, правда, всё снова пошло замечательно.

– После этапа Гран-при в Ханты-Мансийске какие выводы были сделаны?

– Много выводов, но я бы не хотел раскрывать всю кухню. В первую очередь, надо было вернуть вкус к игре, не сломаться после того разочарования, потому что оно было большим. По игре такой результат, может быть, не очень читался, но в Ханты-Мансийске было много упущенных возможностей. В итоге мне удалось обратить это разочарование в дополнительную мотивацию. О каких-то конкретных выводах я бы не хотел говорить. Хочется верить, что мне все это еще пригодится в борьбе на самом высоком уровне.

– Например, на Кубке мира. Как оцениваешь свои шансы?

– Если в круговом турнире чувствуешь себя в форме и настрой хороший, то можно говорить о том, что будешь бороться за самые высокие места; хотя и в этом случае всё может пойти как угодно. А Кубок мира настолько непредсказуемый турнир по своему формату и настолько плотный по составу участников, что может случиться всякое. Естественно, буду бороться, как в последнее время в любом турнире. Надо стараться показать, как минимум, такой же уровень игры, как и на Суперфинале, тогда есть неплохие шансы на продвижение вперед. Но все-таки, о нокауте перед его началом долго говорить тяжело. Очень много факторов должны сложиться воедино.

– Этот Суперфинал расценивался как отдельный важнейший турнир, или все-таки он был некоей «пробой» перед Баку?

– Для меня это был отдельный важный турнир. После того как я не попал в претенденты… Кстати, возвращаясь к вопросу о выводах. Не попав в претенденты, я немножко огорчился. А потом посмотрел свой календарь на конец этого – начало следующего года и понял, что буду играть практически те же турниры, только теперь они становятся не тренировочно-подготовительными, а самоценными, и решил, что это хорошо. Суперфинал чемпионата России – достаточно значимое соревнование, чтобы не играть его «под подготовку». Я настраивался конкретно на этот турнир и рад, что удалось в нем показать практически максимум того, на что я сегодня способен.

– Во время Суперфинала Магнус Карслен выложил в сети свои предложения – как изменить систему розыгрыша чемпионского титула. Как прокомментируешь заявление чемпиона мира?

– Это предложение надо все-таки обдумать более серьезно. Чисто интуитивно я не согласен с Карлсеном, а скорее солидарен с Крамником и Гельфандом. Но в то же время я поддерживаю людей, выказывающих уважение к чемпиону мира, который не боится высказывать свое мнение по таким актуальным вопросам, «подставляясь» и, может быть, лишая себя своих привилегий. Наверное, хорошо, что этот вопрос возник, но на данный момент интуитивно все-таки хочется поддержать классическую систему. Матч – это курица, которая несет золотые яйца. Это бренд, который привлекает колоссальное количество людей из нешахматного мира. Может быть, еще не пришло время расправляться с ним.

– Как оценишь перспективы сборной России на грядущем чемпионате Европы?

– Мне кажется, перспективы у нас всегда хорошие. Надо просто сыграть один нормальный турнир так, чтобы у всех всё совпало. У нас любят делать далекоидущие, глобальные выводы, но надо понимать, что сборная играет всего три турнира за два года. Это ничтожно мало, и просто надо в данный конкретный момент выдать максимум того, на что способны ребята.

Как это сделать – другой вопрос. К сожалению, на чемпионате мира у нас не получилось. Я абсолютно не являюсь сторонником каких-то кардинальных перемен, просто считаю, что действительно надо постараться сделать так, чтобы всё совпало. А как это сделать – уже вопросы к тренерскому штабу и руководству.

– С 1 января сборную возглавит президент РШФ Андрей Филатов. Что ты об этом думаешь?

– Пока ничего, если честно.

– Далеко еще?

– Да, я пока далек от этих мыслей. Тем более что на чемпионате Европы, как я понимаю, будет старый тренерский штаб. Пока слишком рано об этом говорить, потому что ближайшим крупным турниром под руководством Андрея Филатова будет Олимпиада-2016, а до нее еще столько воды утечет… Как говорится, будем посмотреть. Все решения в этом вопросе мы встречаем сдержанно и аккуратно.

– Возродится ли славная саратовская команда – «Экономист»?

– К сожалению, сейчас даже разговоры об этом стихли. С тех пор как ректор СГСЭУ Владимир Динес потерял свое прежнее положение в вузе и в регионе, внимание к шахматам было сведено к нулю. К сожалению, замечательный проект был просто ликвидирован. Тяжело об этом говорить, поскольку Владимир Александрович делал необычайно много для развития шахмат в регионе, и вообще проект выходил на международный уровень. А нынешнее руководство вуза не заинтересовано в развитии шахмат.

– Что же происходит с шахматами в области и самом Саратове?

– Ничего особо хорошего не происходит, хотя есть какие-то подвижки. За то время, что функционировал «Экономист», другие вузы по нашему примеру создали свои шахматные программы и помогают ребятам. Например, Саратовский государственный университет помогает нескольким перспективным ребятам, в том числе моей жене Лиде. В аграрном университете есть шахматная программа. Сейчас произошли перемены в руководстве областной шахматной федерации, которые дают надежду на то, что произойдут серьезные положительные сдвиги. Хочется верить, что статус шахматного региона, который Саратов приобрел благодаря достижениям «Экономиста», а также Наташи Погониной, Баиры Ковановой, моим, Лиды и других, закрепится.

– Да, хотелось бы!

– К сожалению, иначе мы можем просто потерять шахматный регион. Десять лет всё это кропотливо, по крупицам собиралось, но на то, чтобы разрушить, десять лет абсолютно не нужно. Достаточно десяти месяцев, если не десяти дней.

– Выступаешь ли сейчас за какой-то клуб, поедешь ли на Еврокубок?

– Да. Я в этом году вынужден был отказаться от чемпионата России, поскольку считал, что мне принципиально важно подготовиться к ханты-мансийскому этапу.

На Еврокубке я буду играть за македонский клуб «Алкалоид». Там замечательная атмосфера, очень толковые руководители и вообще приятные люди. Подбирается перспективный состав, и задачи, естественно, будут самые высокие. Если не ошибаюсь, мы должны быть в тройке по среднему рейтингу, и задача – финишировать тоже в тройке. Будет интересный опыт: я никогда еще не играл на Еврокубке за иностранную команду. Справедливости ради, я вообще в жизни, кроме «Экономиста», мало за кого играл, были только единичные турниры. «Алкалоид», пожалуй, вторая команда, за которую я играю больше одного турнира.

– Твой рейтинг неуклонно растет. Насколько важно для тебя оказаться в Топ-10?

– Важно. Это не первостепенный показатель, потому что рейтинг отражает текущую силу игры, и хорошо играть все-таки важнее. Но рейтинг важен, поскольку Топ-10 – это постоянные приглашения на крупнейшие турниры. Как я убедился на собственном опыте, регулярная игра с сильнейшими шахматистами мира значительно ускоряет прогресс. Кстати, я бы не сказал, что мой рейтинг растет год от года. Скачок у меня произошел именно в этом году, после Тбилиси. Чрезвычайно важен хороший календарь! В «топовых» турнирах ты растешь намного быстрее. Хотя многие говорят, что сейчас это не так важно, в любых турнирах ты набираешься опыта, но все же я понял, что от турнира к турниру становился сильнее. В серии Гран-при это было видно как на ладони. В Баку я играл очень неплохо, но робко, в Тбилиси – уже совсем по-другому. В Ханты-Мансийске были упущены возможности, но там немножко другая история: колоссальные ставки и так далее.

– Давление сильное?

– Это другая история, о ней надо разговаривать отдельно. Слишком драматичный турнир, там о каждой партии можно книгу писать… Но все же один такой турнир может дать больше при грамотном использовании, чем несколько менее значимых. То есть важно выступать в серьезных соревнованиях, и с этой точки зрения попадание в Топ-10, конечно, играет ключевую роль.

– Первый твой супертурнир был, если не ошибаюсь, Мемориал Таля-2012 в Москве?

– Да, первый и один из немногих. Я очень благодарен всем, кто способствовал моему включению в его состав, но на тот момент, как говорится, корм был не в коня. Я там играл почти сразу после матча на первенство мира, где помогал Борису Гельфанду. Я был выжат как лимон и толком не готов к такому турниру, как Мемориал Таля: ни морально, ни физически, ни по-шахматному. Хотя сыграл не совсем плохо, минус два, но этого хватило для чистого последнего места. Тот опыт меня не порадовал. Мне, конечно, помог тот турнир, но не в той степени, в какой мог бы. Самое главное, он был во многом случайным. В положении завсегдатая подобных турниров ты играешь по-другому, но положение завсегдатая нужно заслужить.

– Во время турниров остается время на любимые занятия? Какие у тебя хобби?

– Про хобби я люблю рассказывать, у меня их много. На Суперфинале времени хватало, главным образом, только на восстановление и сон. Но мы много общались с Даниилом Дубовым и даже сумели поиграть в «Что? Где? Когда?» – это одно из хобби. В целом, в Чите было не до хобби, но по возвращении наверстаю.

– Даже почитать не удалось?

– Да. Я настолько старался всю энергию вложить в партии, что за этот турнир ничего серьезнее спортивных новостей не читал.

– Понравилась ли организация турнира, если не считать случай с едой во время выходного дня?

– Да и еда была отличной! Мне кажется, это был какой-то несчастный случай: либо кто-то поставил плохой продукт, либо кто-то его плохо термически обработал. А вообще, в Чите была одна из лучших организаций внутренних соревнований, какую я когда-либо видел. Тем более для меня Чита, можно сказать, – родные стены, потому что я, наверное, единственный из участников Суперфинала, кто уже побывал здесь в прошлом году. Возможно, это мне тоже помогло.

Фотографии Этери Кублашвили

Источник информации — http://ruchess.ru/.

1045 Сумма Просмотров 1 Просмотров Сегодня

Похожие Посты

Тэги

Добавить в

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>