Меняя людей в лучшую сторону. Владимира Николаевича Старцева вспоминают его ученики

Мар 3, 2024

photo_2023_12_06_08_57_46_734

В начале февраля в Уфе прошел Мемориал известного шахматного тренера, организатора и подвижника черно-белой игры Владимира Старцева (1958-2014). После коллег Владимира Николаевича слово предоставляется его ученикам.

Денис Хисматуллин, международный гроссмейстер

1993 год, месяц не помню, наверное, февраль. Помню, что зима и очень много снега, прямо как зимой 2024 года. Я ученик третьего класса, мой первый выезд в Уфу в качестве игрока команды небольшого города Нефтекамска с северо-запада Башкирии на финал республиканского турнира «Белая Ладья».

Играли в 16-й общеобразовательной школе Уфы. Только спустя годы я узнаю, что именно Владимир Николаевич Старцев сумел договориться с директором этой школы о предоставлении помещений на цокольном этаже (на свои средства закупил отделочные материалы, сам сделал ремонт) и с министерством спорта – о выделении финансирования на республиканскую ДЮСШ по шахматам (и это в непростой период начала 90-х), которая на долгие годы станет центром развития шахмат в Башкирии, пока в 2015-м не произойдёт рейдерский захват шахматной школы, и она прекратит свое существование…

Особых лавров на том турнире я не снискал, но урок, что рокировку надо начинать с короля, я запомнил на всю жизнь, потому как после ходов 1.e4 e5 2.Nf3 Nc6 3.Bb5 a6 4. Ba4 Nf6 я сначала взялся за ладью в попытке сделать рокировку, но мой более опытный оппонент с помощью судьи объяснил мне, что придётся сыграть Rf1, а это уже совсем другая «испанка»!

Сейчас и не вспомнишь, как мы познакомились и впервые начали общаться, потому что кажется, что Владимир Николаевич был всегда и везде, он был «смотрящим» за шахматами в республике. Приезжаешь на детский чемпионат Башкирии – он его организует, выезжаешь на чемпионат Урала (раньше Башкирия входила в Уральский округ) – он возглавляет нашу делегацию, участвуешь в традиционном фестивале «Рощинский» – так он либо судит, либо сам садится за доску «тряхнуть стариной» (играл сам в силу советского кандидата, но понимание шахмат было гораздо выше).

 

 

Осенью 98-го позвонил моим родителям, пригласил на «смотрины» в Уфу, сказал: «Чтобы совершенствоваться, надо учиться обыгрывать взрослых». Побили меня там, к тому моменту неоднократного чемпиона Башкирии и Урала среди детей, знатно. Посмотрели мои партии, спросил про Найдорф: «По какой книге изучал? – Лепешкина. – Неплохо, неплохо».

В призы я не попал, но он отметил меня отдельно и на закрытии вручил новенькое издание «Информатора» по Найдорфу, которое я, естественно, прочитал от корки до корки. Весной 1999 года Владимир Николаевич в Уфе проводил мужской чемпионат Урала. Первое место поделили Артём Ахметов и Рома Овечкин, я оказался в дележе 4-го места, выиграл первую партию у гроссмейстера.

Кажется, после этого турнира мы начали более плотно сотрудничать, – он давал мне задания и практические советы, подкидывал литературу.

В начале 2000 года Владимир Николаевич был главным организатором двух чемпионатов России: до 18 – в моем родном Нефтекамске и до 20 – в Уфе. До медалей я не добрался, но получил необходимый опыт борьбы с лучшими юниорами страны. Оба турнира выиграл Митя Яковенко, с которым впоследствии мы будем дружить и сотрудничать много лет. Украшением турнира в Уфе стала партия Смирнов – Кокарев. Паша в свойственном тогда ему стиле пожертвует полкомплекта фигур и достанет чёрного короля. Оба через 24 года вернутся в Уфу и будут в числе участников первого мемориала Старцева…

Потом, в период после терактов 11 сентября была поездка на детские чемпионаты Европы в Греции и мира в Испании, второе место в этот раз на мире и окончательное признание тренерского авторитета. По дороге домой сказал: «Теперь нет пути назад, будем делать из тебя первого гроссмейстера республики». К его словам я отнёсся с изрядной долей скепсиса, но уже через три года выполнил все нормы. В этом и был весь Старцев: ставил большие цели и шёл к ним как танк, невзирая на преграды.

Утро перед очередным туром на чемпионате России до 18 лет в Рыбинске в 2001 году было недобрым – проснулся я от сильного стука в дверь. На пороге стояли Владимир Николаевич и один известный московский тренер. Накануне вечером в отношении его ученика я совершил «хулиганский» поступок – пришлось долго и не совсем искренне извиняться, стоял вопрос об исключении из турнира; думаю, лишь авторитет моего тренера позволил мне продолжить игру. Понимал, что подвёл его – пришлось собраться и занять очередное второе место после игравшего тогда на голову выше всех совсем юного Жени Томашевского.

Настало время окончания школы и поступления в институт; конечно, выбрал Уфу, поближе к тренеру. Поступил в уфимский нефтяной на бурение, шахматами там заведовал другой ученик Старцева Артём Ахметов, и была сильная сборная. К сожалению, в тот год по семейным обстоятельствам Артёму пришлось переехать в Москву, и шахматная Башкирия очень многое потеряла, зато столица обрела сильного тренера, организатора и впоследствии международного арбитра, который сейчас является исполнительным директором Федерации шахмат Москвы.

Совмещать занятия шахматами с учёбой в техническом вузе было очень непросто, особенно поначалу, и я начал склоняться к выбору в пользу учёбы. Встретились, обсудили – Владимир Николаевич отнёсся с пониманием, только предложил съездить на последний турнир с нормой гроссмейстера в Серпухов к Михаилу Витальевичу Крюкову. Я не питал никаких иллюзий, ехал заканчивать с шахматами, но совершенно неожиданно уверенно выиграл турнир и с запасом выполнил свою первую норму гроссмейстера, попутно победив чемпиона СССР Владимира Андреевича Савона. Естественно, после такого успеха я больше не думал об уходе из шахмат. Только спустя годы я понял, что это была хитрая тренерская уловка. Интересно, как бы сложилась моя судьба, если бы в том турнире я сыграл неудачно?!

Постепенно я втягивался в жизнь шахматного профессионала, в эти годы Владимир Николаевич взял на себя менеджерские функции – обеспечивал финансирование, помогал решать бытовые проблемы. Как-то раз сказал: «Ты пойми, что чем лучше твои результаты за доской, тем мне проще заходить в высокие кабинеты и выбивать финансирование на шахматы в Башкирии», – поэтому я довольно рано понял ответственность за развитие шахмат в республике.

В разные годы Старцев возглавлял федерации шахмат Урала и Поволжья, был практически бессменным руководителем Федерации шахмат Республики Башкортостан, был главным судьёй и секретарём огромного количества турниров, всегда дружил с техникой – недаром был инженером по образованию и в довольно молодом возрасте стал заместителем начальника цеха на крупном уфимском заводе. Уже с конца 90-х выезжал на турниры с ноутбуком и портативным принтером, чтобы оперативно делать жеребьевку; я неоднократно был свидетелем, как провинциальные шахматные аборигены смотрели на него чуть ли не как на посланника из будущего!

Офис всех вышеперечисленных общественных организаций находился в его квартире в одной из панельных многоэтажек Уфы. Однажды я увидел счёт за домашний телефон (в то время мобильные были роскошью) и ужаснулся – мне, студенту первого курса, хватило бы этих денег на несколько месяцев безбедной жизни. Долгие годы сайт Volgachess, который вёл Старцев (по его собственным словам: «Кто-то же должен просвещать народ»), был самым информативным шахматным сайтом страны, а его гостевая не раз становилась площадкой для жарких дебатов на разные шахматные темы.

Как-то органично появились новые ученики – Ромка, Олег, Ляйсан, позже Максим, для которых я стал «дядькой». Потихоньку он стал «подсовывать» мне их на турнирах: «Готовься к тренерской карьере, это рано или поздно наступит». Я, конечно, сопротивлялся и считал, что тренировать – это не для меня. Время, по обыкновению, доказало правоту Владимира Николаевича.

Годами позже мы смеялись, что я – самый бездарный ученик Старцева, потому как Ромка и Олег выигрывали детские чемпионаты России, Максиму это удалось сделать дважды, а мой максимум – лишь второе место. Сейчас ребята не в шахматах, но каждый успешен в своих областях. Ни до, ни после Старцева ни одному башкирскому тренеру не удалось приблизиться к подобного рода достижениям.

О проблемах со здоровьем никогда не говорил, был импозантным и солидным мужчиной, как и подобало его статусу и авторитету. Любил вкусно покушать, пожалуй, это можно было назвать его слабостью. Встречи назначал в хороших ресторанах, летом частенько встречались на набережной, где готовили лучший шашлык в городе.

Если память не изменяет, то весной 2011 года мы были в Элисте, жили в коттедже Сити-Чесс, я играл в турнире, Владимир Николаевич приехал по функционерской линии. В один из вечеров после трудового дня вернулись домой, разошлись по комнатам. Вдруг я услышал протяжный стон и, забежав в комнату, понял, что случилась беда. Валерий Эрдниевич Боваев, бывший тогда вице-премьером правительства Калмыкии, приехал быстрее скорой – диагноз инсульт, но худшее миновало, хотя пришлось остаться в больнице Элисты на три недели. Врождённый порок сердца и серьёзные нагрузки давали о себе знать. Владимир Николаевич долгие годы жил в бешеном ритме – с соревнования на заседание и наоборот, ненадолго заскакивая домой «постираться», ну и, конечно, к семье, в которой души не чаял.

Сел на диету, стал больше двигаться, периодически проходил обследования на сердце. Как-то я собрал ребят, поехали в кардиологию навестить, апельсинчики и всё такое. Он вышел с широкой улыбкой на лице: «Вы чего такие грустные? Всё только начинается!» Продолжал работу президента Федерации шахмат Республики Башкортостан, в очередной раз его ученик Максим Литвинов стал чемпионом России в Лоо. Врачи рекомендовали сократить продолжительные командировки. По иронии судьбы устроился работать заместителем директора в ту самую 16-ю школу в РДЮСШ по шахматам, которую сам когда-то создавал с нуля. Вынашивал большие планы по её развитию и, главное, знал, как их реализовать. Но 27 ноября 2014 года на 56-м году жизни сердце Владимира Николаевича не выдержало. В эти дни я играл на Суперфинале чемпионата России в Казани и единственный раз за карьеру попал в тройку призёров…

В феврале 2024 года в Уфе состоялся первый Мемориал Владимира Николаевича Старцева – этап Кубка России среди мужчин, этап РАПИД и БЛИЦ Гран-при России.

Хочу поделиться воспоминаниями о том человеке, с которым связана половина моей сознательной жизни и большая часть моей шахматной истории. Этот человек – мой тренер Старцев Владимир Николаевич.

Прошло много лет, как я закончил шахматную карьеру. Оглядываясь на свою шахматную жизнь, понимаешь, что она… особенная, особенная для всех, кто ей живет. И самым задействованным в спортивной сфере всегда будут ученики и тренер.

Помню, как было совестно или даже где-то стыдно мне. Учился в шахматной школе, перешёл к частному тренеру, начали заниматься. Кто-то что-то обсуждал за спиной, смотрели где-то косо. Но историческое знакомство состоялось, родители мои решили вложиться в ребёнка – заниматься решили частным образом, и лучшим педагогом посчитали Владимира Николаевича. 2000 год. Мне 11-12 лет, стал кмс.

Дальше цикл занятий первый. Длиною в 2 года. 2062 первый рейтинг. Как такое забудешь? Зато ниже 2000 тогда не давали. Каждый день после школы 6 раз в неделю занятия. Дальше соревнования. Школу догоняешь, соревнования, школа, соревнования. До 15 турниров год и чух-чух на поезде. Знали нас уже в лицо.

С родителями или бабушкой к тому времени ездить перестал, отправляли меня уже с тренером самостоятельно. Что делал Владимир Николаевич? Самое главное, что может сделать тренер – обеспечение уверенности в мире около спорта, около шахмат. И в этом мире мне было спокойно всегда. Ну и подготовка – это ночью смотреть все партии соперников (тогда ещё на ChessAssistant) и выбирать какую-то стратегию, давать рекомендации, мотивировать на борьбу и поддерживать, когда проиграл. Учить шахматам.

Новый цикл… Мне 14-15-16 лет. Переходный период. Не хочется заниматься, личные юношеские сложности. Что делал Владимир Николаевич? Опять самое главное, что делает тренер – обеспечение уверенности в мире. На все мои юношеские «завихрения» были разумные доводы, гасился лишний энтузиазм, а на промашки и излишнее «веселье» закрывал глаза. Тренер очень много должен в себе совмещать, очень много психологии детской, взрослой и умения быть именно наставником. Поверьте, мне повезло с наставником.

Шёл третий цикл. 17 лет. И тут… чемпион России! Там повезло (а может, так и должно было быть), Погос Нахапетян выиграл у Александра Рахманова в последнем туре, и я стал чемпионом России. Третьим, кстати, финишировал Дмитрий Андрейкин.

Ни разу не было медалей. Играл я неплохо, уж поверьте, но медалей не было. Всё Владимир Николаевич, его система и вера в Ученика… Помню свои эмоции – один раз, но с лихвой отбились годы попыток (!!!)… желаю всем испытать такие Победы в жизни! Помню эмоции Владимира Николаевича – он тоже был счастлив!

Помню разговор с ним, мои сомнения и мой глупый вопрос: как же так получилось? Ведь не было ничего, а тут чемпион, да ещё и в самой престижной группе до 18 лет. Он тогда сказал что-то типа: «Ты и так уже был один из претендентов на победу. Просто не верил, но молодец. Получилось. Справился!» А ведь он верил… всегда и до конца в нас и меня лично. Во всех учеников. Верить в кого-то годами… учить, вдохновлять… склоняюсь в низком поклоне и благодарю Вас, Владимир Николаевич!

2008 год. Карьера шахматная пошла на убыль. Хоть я и выиграл ПФО среди мужчин, отобрался уже в который раз в Высшую лигу чемпионата России (а это было совсем непросто). С Владимиром Николаевичем больше сотрудничали по телефону/интернету. Советы всегда помогали, плюс общие рекомендации на борьбу… Увы, но я уже тогда начал думать, что шахматы – это не тот мир, в котором хочется быть всю жизнь…

Последние турниры. 2011 год. Не играл почти год до этого, сыграл «Москва Опен» и турнир А в «Аэрофлоте». Проиграл Денису Хисматуллину первую партию, вторую – гроссмейстеру иностранному, амбиции совсем затухли, но получил озарение, как играть в сами шахматы психологически правильно (учиться всегда интересно, а за шахматной доской как на экзамене, озарения не редкость), и… следующая ничья, потом выиграл у Вокатуро и у Бори Савченко, ещё ничьи. Помню, где-то в турнире ничья с Уэсли Со и Ильдаром Хайруллиным… смотрел, как Ян Непомнящий выигрывает турнир того года… А я выполнил норму гроссмейстера с перформансом около 2650 при моих 2540… на этом и закончил карьеру.

Много сделано для меня лично Владимиром Николаевичем, очень много! Надеюсь, что и у меня получится закончить свой путь с уверенностью, что часть людей, которым я искренне помог словом, делом и временем, будут с благодарностью и теплотой вспоминать меня.

Владимир Николаевич, я помню, благодарю и люблю вас как учителя и наставника! Спасибо за годы, которые удалось прожить и пройти вместе. Пусть у вас там будет всё хорошо!

 

Олег Яксин, мастер ФИДЕ

Владимир Николаевич был для меня больше, чем тренером. Вместе мы проводили очень много времени. Он всегда заботился и поддерживал, что бы ни происходило. Делился опытом, помогал, объяснял. И заряжал своей бесконечной энергией.

Он всегда был оптимистом. Тяжело было застать его в скверном расположении духа. Очень запомнилась одна история. Был детский чемпионат округа. Я обидно проиграл партию 8 тура и рисковал не выйти в Высшую лигу. Ходил подавленный, слезы наворачивались на глаза. Владимир Николаевич смотрел-смотрел на меня сокрушающегося, в какой-то момент не выдержал и сказал: «Ну, проиграл и проиграл, что теперь – обосраться и не жить?» Настроение быстро улучшилось, мир больше не казался черным. Эти слова до сих пор поддерживают в трудную минуту.

А еще он был человеком слова. Вспоминается случай на одном из турниров. Я постоянно попадал в цейтноты, и он решил действовать жестко. Сказал, что если потрачу на партию больше часа (а контроль был 2 часа на 40 ходов + 1 час до конца), то он подойдет и остановит часы. Должно быть, соперник был в недоумении, когда я начал играть очень быстро, имея в запасе час с лишним. Рядом стоял Владимир Николаевич, являя собой дамоклов меч. Проверять, сдержит ли он слово, смысла не было. Поэтому пришлось укладываться в тайминг.

Также он любил повторять, что запоминают только чемпионов. По сей день эти слова мотивируют бороться в любой ситуации и не снижать требования к себе. И это не только про спорт, а про жизнь в целом.

Можно много рассказывать, сколько всего Владимир Николаевич сделал для шахмат, и это всё будет правдой. Но для меня он в первую очередь был близким человеком. И мне его очень сильно не хватает.

Максим Озолин, международный мастер

С Владимиром Николаевичем Старцевым мы познакомились в 2002-2003 годах, как раз в тот период, когда я заводскую систему поменял на тренерскую деятельность. Мне было тогда 25 лет и, честно говоря, тогда я не думал, что задержусь в сфере спорта надолго (а так-то до сих пор здесь уже более 20 лет). Оглядываясь назад, сейчас понимаю, что не во всем, но во многом общение с Владимиром Николаевичем как раз поспособствовало тому, что я до сих пор занимаюсь организаторской и тренерской деятельностью.

У нас достаточно быстро завязались дружеские отношения и сохранялись до самых последних дней. Владимир Николаевич очень напоминал мне моего тренера по шахматам (тоже Владимира, кстати), и потому мне было легко принять его твердый характер, строгость, открытость, принципиальность и временами отличное…. чувство юмора. Мы очень часто пересекались с ним на соревнованиях, тем более что у нас был один Приволжский федеральный округ. Он по-отечески открыто и искренне всегда помогал мне советами, и не помню случая, чтобы когда-либо в чем-то отказал. По сути, в период моего становления как тренера и организатора у меня появился еще один учитель, и им стал Владимир Николаевич! Многие его советы я понял только спустя время, уже занимаясь административной деятельностью.

Владимир Николаевич любому человеку, не стесняясь, в глаза говорил всё, что думает, но с той лишь разницей, что кому-то он говорил это строго и с металлом в голосе, а кому-то (к кому относился с симпатией) – менее строго и более деликатно.

За 10 лет, с 2004 по 2014 год количество часов за совместными разговорами тет-а-тет и в компаниях коллег не пересчитать. Владимир Николаевич на соревнованиях был настоящим трудоголиком, и порой казалось, что он вообще не спит. Были случаи, когда он говорил, что занимается набором партий и ложится рано… в 6 утра, так что проблем нет, заходи на чай или кофе. Владимир Николаевич обладал широким кругозором, с ним можно было говорить на любые темы. Мы могли часам спорить на какую-то тему, в которой у нас были разные позиции, но наши споры останавливались поднятием примирительной чашки чая. Обычно разговоры с ним не иссякали никогда, заканчивалось время, которого на соревнованиях было всегда в обрез, так как ученики жаждали подготовки.

Отдельных слов заслуживает его гостевая сайта volgachess, из-за которой мне лично как председателю ДЮК ПриФО неоднократно попадало от руководства РШФ, которое называло эту гостевую не иначе как старцев.ком, а ПриФО считало «неблагополучным и нестабильным регионом». А ведь, собственно, именно в этой гостевой писалась вся правда, которую читали все вплоть до самого руководства РШФ и ФИДЕ. И ситуация менялась… Я ежедневно прочитывал гостевую volgachess и порой тоже оставлял свои комментарии. С течением времени вдруг стало всё стихать, и я по-доброму возмутился, что стало не так весело и интересно, на что Владимир Николаевич излишне для себя спокойно ответил, что возмущаться пока нечему, всё, о чем просили – сделано: быстрые шахматы включили в ЕВСК, списки сборных регулярно формируются на основании четких и понятных критериев и публикуются, детские фестивали объединены в единое соревнование Детский Кубок РФ с итоговым финалом, во всероссийскую «Белую ладью» едет школа-победитель своего региона и другое… (всего не упомнил). Вот только на первенство России так и не получилось у Владимира Николаевича сделать отбор со своего региона…

Последний раз с Владимиром Николаевичем мы виделись на первенстве ПриФО в ноябре 2014 года в Самарской области. Всё, вроде, было хорошо, но в последние дни его госпитализировали с подозрением на инсульт. И, конечно, закончилось тем, что ему чуть полегчало, и он сбежал из больницы. Уж не помню, как мы с ним пересеклись, когда все были на чемоданах. Его состояние вызывало опасения, и я стал ему выговаривать и впервые в жизни поучать и читать нотации о том, что надо бы задуматься о своем здоровье. На что он по-доброму, с иронией ответил: ну, хоть ты не начинай меня воспитывать, вот ведь вырос и стал меня теперь учить жизни, что творится, а, ну, и тому подобное. Где-то через неделю Владимира Николаевича не стало…

Спасибо Вам за всё, Владимир Николаевич! В жизни многих людей Вы остались навсегда!

Роберт Ямилов, международный мастер

К несчастью, покинувший нас, и уже давно. Более масштабной фигуры в шахматном мире республики, пожалуй, не было. Не хочу сейчас перечислять его регалии, заслуги – пустое. Те, кто застал время, когда он был молод, полон сил и работал на полную катушку на благо спорта – прекрасно помнят. Те, кто эти времена не застал – живут уже в другом стремительно меняющемся мире. Однако есть что-то, что проходит красной нитью через поколения. След, который человек оставил…

Я опишу один малюсенький эпизод. Хотя с Владимиром Николаевичем мы редко пересекались (я превращался в мало-мальски зрелого человека тогда, когда время его жизни уже, к сожалению, уходило), но у нас с ним была одна совместная двухдневная шахматная командировка, в ходе которой мы жили в одном номере и хорошо общались. Мне тогда было где-то 22-23.

Я подумывал о шахматной тренерской карьере. Владимир Николаевич в ходе нашей беседы сказал много полезного. Дал добро. А потом, уже в конце обсуждения, вроде как мимоходом, но четко и громко обронил: «Только смотри, Роберт, если определишься с тренерской карьерой – тогда обязательно брось курить!»

Я в непонятках: мол, Владимир Николаевич, какая связь? А он смотрит пристально и говорит: «Если ты регулярно будешь курить, то и все твои ученики, которые тебя уважают и с тобой регулярно общаются, обязательно будут курить. Рано или поздно. Не сразу, но в подростковом возрасте – обязательно начнут». И привёл очень хороший наглядный пример, касающийся меня самого…

Через некоторое время после этого диалога я стал тренером. И перестал курить где-то через полгода. Не скажу, что это случилось только из-за того диалога. Но во многом благодаря ему. Его речь, по сути, была и не про курение вовсе. А про ответственность. Которая на тех, кто с детьми. Пусть и не совсем своими, но детьми…

Он сказал всего несколько предложений. За пару минут. Но так сказал, что до меня дошло и на всю жизнь запомнилось! В этом была главная суть его личности. Старцев был тренером от Бога, крупным руководителем, чиновником, лидером. Отнюдь не был безгрешным ангелом – человеком со своими недостатками, достаточно непростым характером, как, наверное, и любой прирожденный лидер.

Но чем бы Владимир Николаевич ни занимался – он всегда при этом влиял на людей так, что своими словами побуждал их к какому-либо позитивному действию! Я общался с огромным кругом лиц (всё же шахматный мир – маленькая деревня), которые по работе пересекались с Владимиром Николаевичем куда больше меня. И видел, насколько мощной была сила положительного воздействия от его слов. Казалось бы, просто слов. Но слова его часто оставляли добрый след, по капле меняя людей в лучшую сторону. И в этом был его гений. Добрый гений.

 

 

120 Сумма Просмотров 2 Просмотров Сегодня

Похожие Посты

Тэги

Добавить в

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>